«Я дезориентирована. Все бегут – бегу и я»: как война в Украине ударила по женщинам и детям

«Я дезориентирована. Все бегут – бегу и я»: как война в Украине ударила по женщинам и детям

24 марта, 2022

С 24 февраля, когда угроза российского вторжения переросла в полномасштабную войну, миллионы украинцев, в основном женщин и детей, покинули свои дома. Власти, волонтеры и гражданское общество Кагульского района Молдовы сплотились, чтобы помочь беженцам – принять у себя или направить дальше.

Сразу же после начала войны в Украине власти муниципия Кагул создали в примэрии города Кризисный отдел, который работает круглосуточно. Здесь хранятся и распределяются денежные пожертвования и гуманитарная помощь, полученные как от организаций, так и от физических лиц. Беженцам выдают одеяла, консервы, средства гигиены, объясняют, где можно поесть и сдать тест на COVID-19 или, по желанию, вакцинироваться.

Помимо Кризисного отдела, в Кагуле были созданы центры временного размещения беженцев из Украины в общежитии Государственного университета им. Б.П.Хашдеу, санатории «Nufărul Alb» («Белая лилия») и Материнском центре Кагула. Здесь уже проживают более ста человек. Впрочем, многих беженцев жители района, живущие в сельской местности, размещают прямо у себя дома.

Местные власти мобилизовались в первый же день. Сразу же был создан Кризисный отдел, набраны волонтеры. «Нам они очень нужны, потому что центр работает круглосуточно, и волонтеры трудятся и днем, и ночью. Есть люди, которые добровольно дежурят по ночам и оказывают поддержку людям, спасающимся от войны. Беженцы спрашивают про размещение, оформление документов, пересечение границы, транспорт и другую поддержку, – говорит Татьяна Романюк, заместитель главы муниципия Кагул. – На первый взгляд кажется, что это мелочи, но они в одночасье стали жизненно важными. Наша жизнь превратилась в постоянное движение. Каждый день мы направляем, информируем и размещаем по 200-250 человек. Некоторые люди регистрируются, оформляют документы и продолжают свой путь в другие страны».

Многие люди оказывают помощь немедленно, реагируют в Интернете, мобилизуются, предлагают жилье, транспорт, одежду, еду, медицинские услуги или услуги переводчика. Некоторые из беженцев, которые остаются на более длительный срок, просят принять их в качестве волонтеров, чтобы помочь соотечественникам. Есть и те, кто готов связать свое будущее с Республикой Молдова.

«Мы изучаем различные возможности интеграции беженцев, в том числе детей. Наметили долгосрочный план действий. Узнали в различных культурных и образовательных центрах, какие у них есть возможности для обучения детей беженцев. Интерес проявили Центр творчества и культуры, танцевальные коллективы, музыкальная школа им. Марии Чеботарь, Школа изобразительных искусств. Многие другие центры представили предложения и идеи на будущее», – добавляет Татьяна Романюк.

Стела Водэ работает в примэрии Кагула. Она волонтерит в Кризисном отделе еще с первой волны беженцев: «Мы работаем здесь 24 часа в сутки, но я не чувствую усталости. Здесь я переживаю волнительные моменты и встречаю разных людей с невероятными жизненными историями. Многие беженцы прибывают, полные боли. Некоторые прибывают мокрые, без одежды. Тяжелее всего видеть маленьких детей, у которых нет ничего. В Кризисном отделе мы стремимся предложить этим людям все, что в наших силах. В любое время. Днём и ночью. Я стараюсь поддерживать все в порядке, управлять собранным имуществом и обеспечивать организацию продуктов. Нам необходимо мобилизоваться на случай, если беженцев будет еще больше».

Помимо волонтеров, в Кагуле мобилизовалось множество общественных организаций: они предоставляют жилье или горячую пищу, сотрудничают с примэрией или проводят отдельные мероприятия по поддержке беженцев.

«Для Кагула эта мобилизация – беспрецедентная. Организации готовят сотни порций еды в день. Они собирают средства гигиены, питание для детей от нуля до 18 лет, одеяла, одежду для самых маленьких. Люди – все до единого – быстро организовались, каждый вносит свой вклад», – добавляет Стела Водэ.

Значительная часть беженцев прибывает в Республику Молдова через пограничный пункт Джурджулешть (Молдова) – Рени (Украина). Ежедневно границу пересекают около 10 000 человек. Пограничники ведут беженцев в специально для них установленную палатку, где им предлагают горячий чай или кофе. Отсюда большинство из них, матери и дети, проходят пешком около двух километров до таможни Галац, границы с Румынией. Волонтеры организуют транспорт, особенно для матерей с маленькими детьми.

Ирина преподавала в Вальдорфской школе в Одессе, а теперь ей пришлось уехать из города. Она замёрзла, но ее с трудом можно уговорить передохнуть. Она беспокоится о том, чтобы до вечера добраться до безопасного места, где будет тепло.

«Посмотрим, где мы окажемся. Мы можем поехать во Францию и Швейцарию. Нас пригласило сообщество преподавателей. Мы еще не решили, в каком направлении двигаться. Нам важно добраться до таможни Галац. Может быть, мы направимся в Швецию. Там у нас есть школьное сообщество, друзья», – делится своими планами Ирина.

Среди тех, кто перешел из Украины в Молдову, стоя в очереди длиной буквально в километр – 40-летняя Галина, бежавшая из Измаила, города из Одесской области (на юго-западе Украины). Измаил – крупнейший порт на Дунае на территории бывшего Советского Союза.  Он расположен в 192 км к юго-западу от Одессы и в 80 км от впадения в Черное море Килийского гирла дельты Дуная.

«Я дезориентирована. Все бегут. Бегу и я. Я с большим трудом приняла это решение. У меня не было выбора. Я должна заботиться о мальчиках. Мой муж остался сражаться. Я приняла решение уйти со слезами на глазах. Все, чего я хочу – чтобы война закончилась, и мы смогли вернуться домой. В Измаиле осталась работа всей моей жизни. Дом, всё самое дорогое и близкое моему сердцу осталось там. В последнее время сирены звучали все чаще и чаще, я не могла оставаться спокойной. Мы боимся за ваши жизни. Видим, что происходит в Киеве, Николаеве или Харькове», – переживает Галина. Она не знает, куда идти, но хотела бы пойти добраться до таможни Галац. В Румынии она решит, что делать дальше.

Между тем, поток беженцев увеличивается. Многие приходят в сопровождении друзей, родственников или домашних животных. Алёне 33 года, она бежит из Одессы со своими тремя детьми.

«В Одессе мы слышали обстрелы каждый день. Люди умирают… Видите, что творится? Жизнь больше не имеет значения, она ничего не стоит. Они стреляют в солдат и мирных людей. Гибнут невинные матери и дети. Это ужасно и страшно. Харьков, город, где у меня так много друзей – даже если они хотят уехать оттуда, они больше не могут. Выбраться невозможно. И не потому, что там нет зеленого коридора, а потому, что там постоянно бомбят, и это очень опасно, – говорит Алена. – Ежедневный вой сирен пугает нас. Я находилась в подвале несколько дней. Больше не смогла этого терпеть».

Алена говорит, что ее муж сам решил остаться в Одессе, а она надеется попасть в Болгарию: «У меня там тетя. Мы немного списались, но пока не ясно, как там сложится. Важно туда добраться, я знаю болгарский язык. И даже если моя тетя не поможет мне, я надеюсь сама найти работу».

Статья подготовлена в рамках проекта «EVA – cодействие гендерному равенству в Кагульском и Унгенском районах», финансируемого Европейским союзом и реализуемого «ООН-Женщины».




Интересуетесь актуальными новостями и возможностями?

Этот веб-сайт управляется Региональной коммуникационной программой «Восточное соседство ЕС» («EU NEIGHBORS east»), действующей в 2020-2024 годах и финансируемой ЕС. Программа содействует коммуникационной деятельности представительств Европейского союза в странах Восточного партнерства и осуществляется под руководством Генерального директората Европейской комиссии по политике соседства и переговорам о расширении, а также Европейской службы внешних связей. Программа реализуется консорциумом под руководством B&S Europe.

Информация на этом сайте регулируется Положением об ограничении ответственности и защите личных данных.
© Европейский союз,